Бхагавадгита – Божественная песнь 3 глава

Тогда Бхимасена разгневался опять,

Произнес, на принца смотря сердито:

«Стрелою меня поразил ты со злостью,

Удар моей палицы сейчас попробуй!»

И с ненавистью, что полна упоенья,

Схватил он ту палицу для убиенья

И кликнул: «Теперь трепещи ты заране:

Напьюсь твоей крови на поприще брани!»

Но дротик собственный, погибели схожий обличьем,

Принц метнул Бхагавадгита – Божественная песнь 3 глава с победительным кличем.

Бхима́ раскрутил свою палицу яро

И, гибельную, отпустил для удара,

И палица, дротик разбив смертоликий,

Низверглась на голову отпрыска владыки.

Бхима же, как слон в пору течки, ярился,[123]

И пот по вискам его яростно струился.

Откинул Духша́сану на расстоянье

В одиннадцать луков сей ужасный в деянье!

Свалился Бхагавадгита – Божественная песнь 3 глава твой принц, сраженный ударом,

Объятый предсмертною дрожью и жаром.

Возничий и жеребцы мертвы; колесница –

Зарылась во останки, чтоб с прахом сравниться;

Упали доспехи, гирлянды, одежки;

Смежил он, страданьем терзаемый, вежды.

Средь воинов авторитетных и бранного шума

Бхима на принца взглянул угрюмо, –

И многое-многое было в том взоре Бхагавадгита – Божественная песнь 3 глава!

Он вспомнил, – кто платьице срывал с Драупади,

Во деньки ее месячного очищенья,[124]

А братья-мужья от того поношенья

Глаза отвернули, – о, где их гордыня!

Со хохотом Духша́сана кликнул: «Рабыня!».

За волосы маленький схватил Драупади…

Так необходимо ль Бхиме размышлять о пощаде?

Он жертвенным вспыхнул огнем, напоенным

Для яростного деяния маслом топленым Бхагавадгита – Божественная песнь 3 глава.

«Дуръйодхана, – кликнул Бхима разгневанный, –

О Крипа, Карна́, Критава́рман, отпрыск Дроны!

О, как ни пытайтесь, оружьем владея, –

Духшасану я уничтожу, злодея!»

С тем словом возмездия, ужасным для слуха,

Он бросился в битву, – Бхима, Волчье Брюхо[125], –

Как лев на слона. Велика его злость!

Карна и Дуръйодхана лицезрели оба:

Напал Бхагавадгита – Божественная песнь 3 глава на Духшасану, мощью обильный,

Позже с колесницы он спрыгнул, и пыльной

Тропою пошел, и уставил он одичавший

Собственный взор на поверженном отпрыску владыки,

И, клинок обнажив, наступил он на гортань

Духшасаны: тень свою смерть простерла!

Он грудь порвал его, местью объятый,

И крови испил он его тепловатой.

Он отпрыска, о правитель, твоего обезглавил,

И голову Бхагавадгита – Божественная песнь 3 глава ту покатиться принудил. –

Исполнил он клятву, – явился с расплатой,

И крови испил он его тепловатой.

И пил, и смотрел он, и пил ее опять.

С волненьем воинственным выкрикнул слово:

«Теперь я напиток вызнал реальный!

О, ты молока материнского слаще,

Ты меда хмельнее, ты масла жирнее,

О Бхагавадгита – Божественная песнь 3 глава кровь супостата, – всего ты вкуснее!

Я знаю, – ты лучше божественной воды,

О кровь, что добыта на поле отваги!»

И, вновь твоего озирая потомка,

Чья жизнь отошла, – рассмеялся он звучно:

«Что мог, то и сделал я в этом сраженье.

Лежи, ибо в погибели обрел ты спасенье!»

Казалось, той крови вкусил он с Бхагавадгита – Божественная песнь 3 глава излишком.

На супруга, удовлетворенного ужасным напитком,

Смотрел врага стан оробелый.

Другие отважились метнуть свои стрелы,

Другие, в смятении выронив луки,

Застыли, к земле опустив свои руки,

А третьи, с закрытыми стоя очами,

Орали испуганными голосами!

Бхима, напоенный напитком кровавым,

Погибельный кошмар внушал кауравам:

«О нет, не дитя человечье, а Бхагавадгита – Божественная песнь 3 глава одичавший

Он зверек!» – отовсюду их слышались клики.

Бхима, пьющий кровь, убежать их принудил.

Читра́сена, отпрыск твой, бегущих возглавил.

Орали: «Чудовище сей Бхимасена,

Он – ра́кшас, и он – трупоед, непременно!»

Юдха́манью, витязь, привыкший к победам,

Пандавов умчал за Читрасеной следом.

Летел он, как вихрь, за его колесницей Бхагавадгита – Божественная песнь 3 глава,

Пронзил его стрелами – острой седмицей.

Читрасена, как будто змея извиваясь,

Как яд, заключенный в змее, извергаясь,

Метнул три стрелы, – и парящая сила

Юдха́манью совместно с возничим пронзила.

Тогда, исполнен отважного духа,

Из лука, натянутого прямо до уха,

Юдхаманью, жестокий бореньем,

Стрелу, удивлявшую всех опереньем,

О раджа, в Читрасену метко направил Бхагавадгита – Божественная песнь 3 глава,

Принца острой стрелой обезглавил.

Карна, потрясен этой гибелью неожиданной,

С воинственным гневом, с отвагою бранной,

Пандавов погнал, проявляя упорство,

И с Накулой начал он единоборство.

А тот, кому были победы не внове,

Кто опять пригоршню попробовал крови,

Духшасану погибели предав, – Бхимасена

Произнес: «Посмотри, из презренных презренный, –

Я пью твою кровь Бхагавадгита – Божественная песнь 3 глава! Не запамятовал я и клика:

«Эй, буйвол!» – орал ты мне. Ну, повтори-ка!

«Эй, буйвол!» – крича, вы танцевали на нашем

Позорище… Сейчас мы сами попляшем!

Мы ложе забудем ли в Праманако́ти,

И яд, что вкушали от вас, плоть от плоти,

И в кости игру, ужасный проигрыш королевства,

И тяготы наши Бхагавадгита – Божественная песнь 3 глава в лесу, и мытарства,

И змей нападенье, и дым пепелища –

Опасный поджог смоляного жилья,

И то, как Духшасана, подлости ради,

За волосы нашу хватал Драупади,

И стрелы, из луков парящие сдуру,

И горе пандавов, и погибель в доме Куру…

Мы счастья не знали! Мы счастья не знали!

А наши Бхагавадгита – Божественная песнь 3 глава страданья, а наши печали –

От зла Дхритараштры, с которым едина

И злость его скудоумного отпрыска!»

Над трупом неприятеля усмехаясь высокомерно,

Так Арджуне, Кришне произнес Бхимасена:

«Исполнил я клятву на этой равнине.

Духшасаны кровь я отведал с этого момента.

Но так же я выполню клятву другую,

Позже успокоюсь, позже возликую:

Дуръйодхану жертвенным Бхагавадгита – Божественная песнь 3 глава сделав животным,

Прирежу, – и стану тогда беспечным!» ё

[Поединок величавых лучников]

Санджайя произнес: «Государь именитый, –

Так были твои кауравы разбиты.

Как молния мести, – достигнув накала, –

Орудие Арджуны грозно сверкало,

Но Арджуны лук, что был страшен и чуден,

Карна уничтожил: он выпустил ливень

Быстрых стрел, – оперило их злато, –

И Бхагавадгита – Божественная песнь 3 глава, мощнейший, он лук расщепил супостата.

Оружье, что гибельным блеском сверкало,

Что рать кауравов на погибель обрекало,

Оружье, врученное Арджуне Рамой:

Карна от него да погибнет упорный, –

Оружье, что мощью блестело военной,

Как бога Атха́рвана лук несравнимый,

Оружье героя, схожее чуду, –

Карна уничтожил! И вот отовсюду

Твоих кауравов послышались клики Бхагавадгита – Божественная песнь 3 глава:

«Сей лук уничтожил Карна солнцеликий,

И в Арджуну, яростным пылая гореньем,

Он стрелы метнул с золотым опереньем!»

Так Арджуна бросился в битву с Карною:

То было поистине ужасной войною!

Один – слоновидный, другой – слонотелый,

Сверкали, казалось, клыки, а не стрелы!

Казалось, что поле – от падавших с гневом

Бессчетных стрел – зашумело посевом.

Казалось Бхагавадгита – Божественная песнь 3 глава, что поле войны непрерывным

Струящихся стрел заливается ливнем.

Казалось, что стрелы и денек побороли,

Всеобщую ночь воздвигая на поле.

Те двое, что всё декорировали живое,

Из рода человеческого те наилучшие двое, –

Ощутили ратоборцы вялость,

Но с мужеством сердечко у их не рассталось!

Наблюдали за ними в небесном чертоге

Святые мужи, полубоги и Бхагавадгита – Божественная песнь 3 глава боги,

Смотрели и предки, радуясь звучно,

Как славно бьются два их потомка.

А те, пламенея, сходились в сраженье,

Постигнув могучее вооруженье,

Умело свои применяя приемы:

Все тонкости битвы им были знакомы!

То мнилось: Карна, отпрыск возничего яростный,

Одержит победу в борьбе многодневной,

То Арджуна, мнилось, короной венчанный,

Неприятеля победит Бхагавадгита – Божественная песнь 3 глава отвагою бранной.

Той битвы жестокостям неописуемым

Дивились мужи в облачении ратном.

Распался весь мир в эти деньки на две части:

Все звезды на небе вожделели, чтобы счастье

Досталось Карне, а земные просторы, –

Леса, и поля, и равнины, и горы, –

Для Арджуны резвой победы желали.

Всюду в земном и небесном Бхагавадгита – Божественная песнь 3 глава пределе

И боги и люди орали пристрастно:

«Карна, потрясающе!», «Сын Кунти, отлично!».

Земля сотряслась: на истоптанном лоне

Шумели слоны, колесницы и жеребцы.

Из глуби земли выползал равномерно

Страшный для Арджуны змей Ашвасена.

Его существо было гневом объято:

Спалил Арджуна мама Ашвасены когда-то.

И змей, увидав ратоборцев деянья,

Подумав, что время пришло Бхагавадгита – Божественная песнь 3 глава воздаянья,

В стрелу перевоплотился на поприще брани

И вот у Карны оказался в колчане.

Тогда потемнело поблизости, в отдаленье:

Вселенную стрел закрывало скопленье.

Земля из-за их густоты совокупной

Для воинов сделалась недоступной.

И со́маки, и кауравы от испуга

Тряслись при смешении ночи и праха,

Во тьме, что появилась от стрел быстролетных,

Дрожали воители Бхагавадгита – Божественная песнь 3 глава ратей многочисленных.

Сходясь, расползались противники опять:

Утомились два тигра из рода человеческого!

2-ух лучников наилучших, блиставших отвагой,

Окропили боги сандаловой влагой,

Небесные девы прелестной гурьбою

По тропам надмирным приблизились к бою,

Повеяли пальмовыми веерами,

А Индра и Сурья, восстав над горами,

Простерли к воителям лотосы пальцев

И вытерли потные лица мучеников Бхагавадгита – Божественная песнь 3 глава.

Карна, оперенными стрелами мучим,

Осознав, что не управится с супругом могучим,

Решил: он метнет посреди рокота и воя

Стрелу, что сберегал для последнего боя.

Он вытащил стрелу, что противников устрашала

И чье острие – как змеиное нажимало.

Она обладала гибельным ядом;

Лежал порошок из сандала с ней рядом;

Ее Бхагавадгита – Божественная песнь 3 глава почитали, как ужасного духа…

Карна тетиву натянул прямо до уха,[126]

Прицелился в Арджуну суровой стрелою,

Не так давно змеей извивавшейся злою,

Стрелою, чьим предком был змей Айравата.

Сейчас обезглавит она супостата!

Весь мир засветился, всем людям открытый,

И с неба посыпались метеоры.[127]

Лицезрев змею, засверкавшую в луке,

Миры вкупе с Индрой Бхагавадгита – Божественная песнь 3 глава зарыдали в муке:

Не ведал Карна то, что лицезрели боги:

Змея перевоплотился в стрелу силой йоги!

Правитель мадров[128], возничий Карны, – молвил Шалья:

«Твою, мощнорукий, предвижу печаль я,

Метни в отпрыска Кунти стрелу поострее,

А этой достигнуть не дано его шеи».

Карна сделал возражение ему, ярость являя,

С огромною Бхагавадгита – Божественная песнь 3 глава силой стрелу направляя:

«Бесчестье – стрелу устанавливать два раза.

Мне это не надо, – да ведает каждый!»

И в голову Арджуны, яростью вея,

Метнул он стрелу – заветного змея.

Произнес: «Ты умер, о Пхальгу́на, Багровый!»

Стрела, точно пламень прожорливый, рьяный,

Взвилась, помчалась по небесным просторам,

Как волосы, их поделила пробором,

И стало всюду Бхагавадгита – Божественная песнь 3 глава громыхание слышно.

Увидел ее, огневидную, Кришна,

Ужасную, – погибели предвестье, – зарницу,

И стремительно ударом ноги колесницу

Он в землю на локоть вдавил, и пригнулись

К земле скакуны, – и на ней растянулись!

Все боги, на небе следя за стрелою,

Могучего Кришну почтили хвалою,

Речами они огласили место,

Цветочки ниспослали[129]– героя убранство Бхагавадгита – Божественная песнь 3 глава.

Послышались также и львиные рычания:

Он, демонских сил сокрушитель величавый,

Свою колесницу, – сей славный возница, –

Принудил на локоть во останки погрузиться,

И цели стрела не достигнула вожделенной,

Но с Арджуны сбила венец несказанный.

Прославленный везде людьми и богами,

Увенчанный золотом и жемчугами,

Зияющий пламенем незапятнанным и суровым,

И солнечным светом Бхагавадгита – Божественная песнь 3 глава, и лунным, и звездным, –

Был Брахмой, создателем нашей вселенной,

Для Индры венец создан драгоценный,

А Индра, грозный глава над богами,

Вручил его Арджуне, ибо с неприятелями

Богов, – бился с бесами Арджуна молодой.

Ни Шивой, ни воды королем Варуной,

Ни богом Куберой, Богатства Таящим,

Ни палицей и не трезубцем разящим,

Ни воинской Бхагавадгита – Божественная песнь 3 глава мощью, ни славой небесной

Венец еще не был низринут расчудесный,

А сейчас Карна его сбил при посредстве

Опасного змея, желавшего бедствий.

Прекрасный, блестящий, горящий, сбитый

Не острой стрелой, а змеей ядовитой,

Упал венец: за высочайшей горою

Так падает солнце вечерней порою.[130]

Змеи ядовитая, злостная сила

Венец с головы отпрыска Кунти свалила, –

Будто бы Бхагавадгита – Божественная песнь 3 глава бы Индра, громами играя,

С горы, многоплодной от края до края,

Сбил резвой стрелой громовою[131]вершину!

И небо, и землю, и моря бездну

Стрела содрогнуться принудила в муке,

Казалось, что были расколоты звуки,

Над миром такие гремели раскаты,

Что трепетом были все люди объяты,

Но Арджуна, опять готовый к деянью,

Прикрыв Бхагавадгита – Божественная песнь 3 глава свои волосы белою тканью,

Казался горой, над которой с востока

Рассвет разгорается днем обширно, –

И отрадно мир озаряется сонный…

Да, был он горой, но с верхушкой снесенной!

А змей Ашвасена, явивший подобье

Стрелы в этом гибельном междоусобье

И к Арджуне давнешней враждою палимый,

Возвратился, венец сокрушив настолько хвалимый.

Он спалил, он разбил Бхагавадгита – Божественная песнь 3 глава сей венец, чьи каменья

И злато сверкали сверканьем уменья,

И молчком снова оказался в колчане,

Но, спрошен Карною, нарушил молчанье:

«Неузнанный, был я тобою ориентирован, –

Потому не был наш неприятель обезглавлен.

Вглядевшись в меня, ты пусти меня опять

С твоей тетивы, и даю для тебя слово,

Что Арджуну без головы Бхагавадгита – Божественная песнь 3 глава мы увидим:

Недаром мы оба его ненавидим».

Карна, чей отец величался возничим,

Спросил: «Кто ты есть, со лютым обличьем?»

«Я змей, – молвил змей, – я возмездья желаю,

Я к Арджуне давнешней враждою пылаю:

Он спалил мою мама. Но погибнет Багровый,

Хотя бы сам Индра ему был охраной.

Внемли Бхагавадгита – Божественная песнь 3 глава мне, Карна, и взлечу я крылато,

Взлечу и убью твоего супостата!»

Карна: «Не надеюсь на силу другого.

В бою моя доблесть – победы база.

Пусть Арджун уничтожить мне придется 10-ки, –

Вторично стрелу не пущу в этой схватке.

Усилья умножу и ярость утрою,

Неприятеля уничтожу другою стрелою,

Другой, змеевидной, неприятеля поражу я, –

Ступай же Бхагавадгита – Божественная песнь 3 глава, подмоги твоей не прошу я».

Но змей-государь недоволен был речью

Карны – и последовал битве навстречу.

Он принял собственный настоящий вид змеиный, –

Да смерти Арджуны станет предпосылкой!

Открылся вероломный план Кришне.

«Сын Кунти, – произнес он, – твой недруг давний

К для тебя устремился, возмездье лелея.

Убей же, о мощнейший, большущего змея Бхагавадгита – Божественная песнь 3 глава».

Так Арджуне Кришна произнес справедливый.

Спросил его лучник, владевший Гандивой:

«О, кто этот змей, что ко мне, крепкогрудый,

Торопится сейчас сам, как будто в когти Гаруды?»

А Кришна: «Когда, богу Агни служенье

Свершая, ты леса устроил сожженье,

Стрелою змею поразил ты во гневе,

Но отпрыск, у нее пребывавший во чреве,

Ушел Бхагавадгита – Божественная песнь 3 глава из пылающего леса Кхандавы.

Сейчас, – многозначный, ожесточенный, коварный, –

Летит он, пугая сжигающим взглядом, –

Иль пламенным с неба свалился метеоритом?

Смотри же, о вояка, цветами увитый:

Тебя убить решил ядовитый».

Снял вояка гирлянду, сверкавшую пестро,

6 стрел он уставил, отточенных остро,

Метнул их, – и змей, ему зла не содеяв,

Распался на Бхагавадгита – Божественная песнь 3 глава 6 уничтоженных змеев.

Так ужасного змея убил Венценосный!

Склонясь к колеснице собственной двухколесной,

Из праха извлек ее Кришна могучий,

И наидостойнейший и лучший.

Тогда 10 стрел, отлично заостренных,

На камне отточенных и оперенных

Павлиньими перьями, в Арджуну целясь,

Направил Карна, – но они разлетелись

И Кришну поранили, падая глухо.

Но Арджуна лук натянул прямо Бхагавадгита – Божественная песнь 3 глава до уха,

Уставил стрелу, что противнику грозила,

Как сильной змеи ядовитое нажимало.

Стрела, видно, погибели Карны не желала:

Она через доспехи вошла в его тело,

И, выйдя, бессильно поникла в унынье,

И были в крови ее перья павлиньи.

Как змей, потревоженный палкой кочевой,

Карна раздосадован был неудачей Бхагавадгита – Божественная песнь 3 глава.

Как змей, выпускающий капельки яда,

Он выпустил стрелы, – чужда им пощада!

Двенадцатью Кришну пронзил он поначалу,

И в Арджуну 100 без единой попало,

Позже поразил он пандава и сотой, –

И начал смеяться, удовлетворенный работой.

Отпрыск Кунти от хохота неприятеля стал жесточе

И, зная, где жизни его средоточье,

Как Индра, сражавшийся с Бхагавадгита – Божественная песнь 3 глава бесом Балой,

Пустил в него стрелы с их мощью двужалой.

Они, – девяносто и девять, – той цели

Достигнув, как скипетры погибели, поблескивали.

Когда они тело Карны поразили,

Карна задрожал в разгневанном бессилье.

Не так ли дрожит и гора от удара

Стрелы громовой, что грозна, как будто кара?

Свалились доспехи, что гордо Бхагавадгита – Божественная песнь 3 глава поблескивали, –

Усердных, качественных умельцев изделье, –

Свалились и вдруг потускнели от пыли:

Их Арджуны острые стрелы пробили.

Когда, посреди рокота, появившегося в мире,

Остался Карна без доспехов, – четыре

Стрелы в него Арджуна стремительно направил,

И Солнцем рожденного он обагрил,

И тот ослаб, как будто чуждый здоровью

Злосчастный, что харкает желчью и кровью.

Отпрыск Кунти, бесстрашный Бхагавадгита – Божественная песнь 3 глава на поле сраженья,

Из лука, округленного от напряженья,

Прицелился в жизни его средоточье, –

Да станет от стрел она сходу короче.

От стрел, развивавших ужасную скорость,

Карну победила томная хворость,

Горой он казался, где залежи охры

Дождиками размыты, – и возвышался, влажный

От бардовых потоков, бегущих с верхушки!

Вновь Арджуна, в Бхагавадгита – Божественная песнь 3 глава этих боях невинный,

Метнул в него стрелы: прожгли бы и камень

Те скипетры погибели, одетые в пламень!

Пронзил он Карну, кауравов опору,

Как бог семипламенный – древнейшую гору.[132]

Карна без колчана и лука остался,

Он, мучимый болью, дрожал и шатался,

И вдруг застывал, недвижный, и опять,

Изранен, удара он ожидал Бхагавадгита – Божественная песнь 3 глава рокового.

Но Арджуны ярость погасла былая.

Он канителил, неприятеля убивать не хотя.

Тогда ему Кришна произнес возбужденный:

«Чего же ты медлишь, для битвы рожденный?

Боец о пощаде к противникам запамятывает,

Он даже и тех, кто ослабел, – убивает,

А если уничтожит неразумных, – по праву,

Разумный, и честь обретет он, и славу Бхагавадгита – Божественная песнь 3 глава.

Величавый воитель, твой недруг давний,

Да будет убит, а сомненья излишни,

Не то к нему силы возвратятся, может быть,

И витязь, окрепнув, тебя убьет.

Как Индра, небес властелин, – Шамбару,

Его ты пронзи – и сверши свою кару».

«Да будет, как ты говоришь, властелин!» –

Так Арджуна Кришну почтил, и воитель

Карну Бхагавадгита – Божественная песнь 3 глава поразил превосходной стрелою,

Как беса – Индра, охваченный мглою,

Осыпал он стрелами кары и мести

Карну с лошадьми и возницею вкупе.

И стрелы, как скопление темного цвета,

В один момент закрыли все стороны света.[133]

Карна, крепкогрудый и широкоплечий,

Облитый калеными стрелами в сече,

Казался горой, где листва трепетала,

Где тихо дрожали побеги сандала,

Где Бхагавадгита – Божественная песнь 3 глава шумно цвели на верхушках и горах

Деревья со обилием листиков красных,

Где ветки вздымала свои карникара[134]

С цветами, что были краснее пожара.

Карна, сонмом стрел обладавший когда-то,

Сверкал, как будто солнце во время заката,

Лучи его – острые стрелы, и близко

Сверканье его красного диска.

Но стрелы Карны, что Бхагавадгита – Божественная песнь 3 глава, казалось, как змеи

Большие, жалили злее и злее, –

Погибли от стрел отпрыска Кунти, как тучей

Закрывших весь мир собственной тьмою летучей.

Карна, свою боль, на мгновенье развеяв,

Метнул 20 стрел – 20 гневных змеев:

Двенадцать вонзил в отпрыска Кунти, а восемь –

В премудрого Кришну, чей мозг превозносим.

Из лука, что грозно гремел, потрясая

Округа, как Индры стрела Бхагавадгита – Божественная песнь 3 глава громовая,

Замыслил навести отпрыск Кунти правдивый

Стрелу, что сравнима с орудием Шивы.

Но Кала, невидимый, сильноголосый,

Воскрикнул: «Твоей колесницы колеса

Всосет земля, о Карна, ибо скоро

Придет твоя погибель, кауравов опора!»

(Теленок жреца был Карною случаем

Когда-то убит; рассердясь очень,

Карну проклял брахман: «Твоя колесница

Да в землю во время Бхагавадгита – Божественная песнь 3 глава войны погрузится!»)

И то колесо колесницы, что слева,

Земля начала всасывать, ибо гнева

Святого должно было слово свершиться,

И стала раскачиваться колесница!

Не так ли священное дерево в храме[135]

Дрожит на дворе всей листвой и цветами?

Карна всем своим существом удрученным

Запамятовал об оружии, Рамой врученном.[136]

Его победила в сраженье вялость, –

Меж тем колесница Бхагавадгита – Божественная песнь 3 глава землей поглощалась.

Оружье, врученное Рамой, позабыто,

Стрела со змеиною пастью разбита,

Дрожит колесница, подчиненна проклятью, –

И вот, окруженный поникшею ратью,

Карна пред соратниками и неприятелями

Стал сетовать, потрясая руками:

«Гласят мудрецы: «Будет дхармой поддержан,

Кто дхарме – Закону и Долгу – привержен».

Ничто меня, верного ей, не порочит,

Но дхарма в Бхагавадгита – Божественная песнь 3 глава несчастье посодействовать мне не желает!»

Ослаблен, он так гласил о Законе.

Шатались его колесничий и жеребцы.

Он стал неуверенным в каждом движенье,

И дхарму – собственный Долг – порицал он в сраженье!

Метнул три стрелы в отпрыска Кунти, а следом –

Семь новых направил, подверженных неудачам,

И стал он смеяться, узрев Бхагавадгита – Божественная песнь 3 глава свою меткость.

Но Арджуна избрал семнадцать на уникальность

Страшных, горящих, змееподобных,

И выпустил их, убить способных.

Карну поразив, наземь упали стрелы.

Карна содрогнулся, но, стойкий и смелый,

Стал опять уверенным в действиях супругом, –

Стал действовать Рамой врученным оружьем.

Но Арджуна тоже родился для битвы!

Заклял он стихами священной молитвы

Собственный лук, что в Бхагавадгита – Божественная песнь 3 глава сраженье разил супостата, –

Оружье, врученное Индрой когда-то, –

И стрел собственных ливень обрушил ожесточенный:

Так Индра дождиков низвергает потоки, –

И пред колесницей Карны засверкали

Те стрелы, соперничавшие в накале.

Карна не смутился пред мощью стальной, –

Разбил их и сделал их мощь никчемной.

Отпрыск Кунти услышал от Кришны Бхагавадгита – Божественная песнь 3 глава-провидца:

«Сын Радхи[137], – смотри, – твоих стрел не боится.

Орудие Брахмы сейчас примени ты!»

Священными мантрами[138]лук именитый

Отпрыск Кунти заклял, – и стрела за стрелою

Облили Карну дождевою струею.

Но скорость и стрелы Карны развивали, –

И отпрыска Панду тетиву порвали.

Позже тетиву, ударяя, как плетью,

Они порвали вторую и третью,

Четвертую с пятой, шестую Бхагавадгита – Божественная песнь 3 глава, седьмую,

Восьмую, – летели они не втемную,

Девятую тоже с десятою совместно!

Припасом в 100 стрел владея для мести,

Не задумывался отпрыск Радхи, презревший обманы,

Что соткой тетив обладает Багровый.

А тот, как будто смертному радуясь бою,

Одну тетиву натянув за другою,

Карну обливал сонмом стрел с остриями,

Одетыми в злато Бхагавадгита – Божественная песнь 3 глава и мечущих пламя,

Карна разбивал тетиву, но тугую

Натягивал Арджуна стремительно другую.

Дивился Карна быстроте этой смены:

Так витязь не действует обычный!

Но все таки, воитель с отважной душою,

Карна приемущества достигнул над Левшою[139].

Тогда кликнул Арджуне Кришна-возничий:

«Ты видишь ли, Завоеватель Добычи,

Что неприятель затмил тебя яростью Бхагавадгита – Божественная песнь 3 глава злою?

Срази же его лучшей стрелою!»

Отпрыск Кунти решил, что неприятеля бесчеловечно

Сразит он стрелой, сделанной хорошо

Из горной горы, – чтоб в сердечко вонзилась!

Но здесь, в конце концов, колесом погрузилась

В серьезную землю Карны колесница, –

А погибель над Карною торопится разразиться!

Тогда, со собственной соскочив колесницы,

Ее приподнять порешил отпрыск возницы Бхагавадгита – Божественная песнь 3 глава.

2-мя колесо обхватил он руками,

И землю необъятную, с континентами

Семью[140], с источниками, с травою густою,

Приподнял на уровень он, высотою

В четыре перста. И, от ярости плача,

Он кликнул: «Постигла меня беда,

Помедли, о Арджуна Багрянолицый,

Дай вынуть мне колесо колесницы!

По воле богов оно в прахе увязло, –

Коварств и предательств не Бхагавадгита – Божественная песнь 3 глава делай мне на́ зло!

Отшельник, и брахман – блюститель науки,


bezvestnij-putnik-teoriya-normi-izbrannoe.html
bezvozmezdnie-postupleniya-otchet-o-socialno-ekonomicheskom-razvitii-mo-viborgskij-rajon-leningradskoj-oblasti.html
bezvozmezdnie-postupleniya.html